Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь:

Великаны и лилипуты Джонатана Свифта


Автор «Путешествий Гулливера», родившийся 350 лет назад, был гениальным острословом и дерзким, ироничным шутником, а его гневные, желчные памфлеты довольно часто шокировали и даже пугали окружающих.

 

Загадочный пессимист

Его ядовитые рассуждения о мироустройстве и о «венце природы» – человеке – по-настоящему ужасают. По мнению Джонатана Свифта, все люди являются грязными, омерзительными и безобразными животными, когда-либо созданными природой. По этой причине, прочитав «Путешествия Гулливера», одни причисляют это произведение к забавным детским сказкам, а другие, наоборот, считают пессимистичной и злобный сатирой, предназначенной только для взрослых.
Сам же автор, прожив полную бурных событий жизнь, так и остался загадкой как для современников, так и для потомков. Язвительный и ненавидевший людей, он был священнослужителем; исполняя обязанности скромного деревенского викария, нагонял страх на важных сановников и влиял на политические события; будучи британцем по происхождению, сражался за независимость ирландцев; запутавшийся между двумя женщинами, как истый волокита, он писал о себе: «Любовь, пускаясь в дальний путь, к нему не проникала в грудь».

 

Роковая ошибка родителей

Своим происхождением отец Гулливера обязан обнищавшему дворянскому роду из графства Йорк. Его дед – викарий из Гудрича, был настолько активным и предприимчивым, что простой народ считал своего священника настоящим колдуном. Имея 14 детей и поддерживая короля во время революции, после ее победы он был казнен, а все его имущество арестовано.
Отцу Свифта, бывшему то ли седьмым, то ли восьмым ребенком в семье, чтобы не умереть с голоду и найти работу, пришлось переехать в Ирландию к своему брату Годвину. В скором времени он, обвенчавшись с молодой бесприданницей Эрикой из старинного рода Абигель, сумел устроиться младшим судейский чиновником. 
Но по прошествии двух лет 27-летний глава семейства скоропостижно скончался, не дожив семи месяцев до рождения своего сына, появившегося на свет 30 ноября 1667 года и названного в честь отца Джонатаном. Позднее в знаменитой «Автобиографии» Свифт признается, что этот брачный союз изначально был неразумным с обеих сторон и что он на протяжении всей своей жизни рассчитывался за ошибку родителей.
Кроме того, брошенный матерью и взятый из жалости на содержание дядей мальчик с детства в полной мере испытал унижения, попреки и нужду. Мечтая о независимой жизни, Джонатан поступил в дублинский Тринити-колледж, после окончания которого получил степень бакалавра философии. Однако для продолжения обучения и получения степени магистра богословия, дававшей право стать священником и получать стабильный доход, у юноши не было средств.
Между тем Свифту очень повезло: его дальний родственник, писатель и бывший дипломат Вильгельм Темпл, не только взял его на службу в качестве секретаря, но и оплатил ему обучение в Оксфорде на получение степени магистра и сана священника англиканской церкви. Юноша, оценив здравомыслие своего покровителя и признав в нем наставника, прослужил ему более 10 лет, до самой его смерти. Позднее, вспоминая прожитое в поместье Темпла время, писатель называл его наиболее счастливым периодом своей жизни.

 

Двуликий гений

После смерти Темпла нищета вынудила будущего писателя стать священником в небольшом ирландском городке Ларакоре. Правда, не выдерживая провинциального единообразия, Джонатан периодически наведывался в Лондон, где довольно часто посещал излюбленное место литературных знаменитостей – Бэттоновскую кофейню.
Завсегдатаи кафе не единожды становились свидетелями ситуаций, когда никому не знакомый хмурый мужчина в сутане викария, молча выслушивавший всевозможные дискуссии, вдруг взрывался ядовитыми остротами и каламбурами, которые впоследствии долго пересказывались среди лондонцев.
А в 1704 году, правда, без указания авторства, вышла его первая книга «Сказка бочки, написанная для общего совершенствования человеческого рода», в которой автор довольно жестко высмеял безрезультатные религиозные дебаты между католической, англиканской и пуританской церквями, посредственные литературные произведения, коррумпированность критиков и заискивание перед сильными мира. 
Став настоящим бестселлером, книга была трижды переиздана, а ее создатель, не выдержав напора любопытных читателей и поддавшись искушению стать известным, признал свое авторство. Это сообщение хотя и поставило крест на его церковной карьере как доктора богословия, зато послужило пропуском в круг знаменитых писателей, живописцев и государственных деятелей, а также принесло признание как самому талантливому литератору и остроумному человеку своего времени.
Так в Джонатане стали уживаться два человека – сдержанный священник и известный писатель, памфлеты которого были полны мрачной иронии и зачастую становились причинами политических скандалов. Между тем в 1710 году, в ходе очередного визита Свифта в Лондон, он, к своему удивлению, получил заманчивое предложение от главного казначея Харли писать по заказу английского правительства.

 

Ирландский кумир

Благодарностью за согласие стало назначение публициста деканом дублинского собора Святого Патрика. Однако в сущности это можно было считать почетной ссылкой, так как новая власть остерегалась возрастающего влияния мистера Джонатана, а духовенство так и не захотело простить критику в свой адрес, изложенную в «Сказке бочки».
Но, несмотря на это, уже несколько лет спустя талантливый литератор обрушился с критикой на правительство в анонимных памфлетах «Письма суконщика». Поводом для этого послужила выдача королевского патента на чеканку разменной монеты для Ирландии британцу Вуду, наводнившего впоследствии страну неполновесной монетой.
Возмущенный обманом и бессовестным обогащением британского правительства и Вуду за счет народа, Джонатан устами суконщика предложил ирландцам игнорировать монету и призвал их к восстанию против английского господства в целом. А когда премьер-министр Англии велел задержать сочинителя, британский наместник в Ирландии вынужден был ответить: «Чтобы арестовать Свифта, нужен экспедиционный корпус в десять тысяч солдат».
Таким образом, нетерпимый декан дублинского собора стал ирландским кумиром. Особое подразделение круглыми сутками оберегало жилье мятежного литератора, на улицах столицы вывешивались его портреты, в честь писателя был создан «Клуб суконщика», а среди простого народа возникла легенда, будто бы Свифт – потомок древнейших ирландских правителей. В итоге Англия была вынуждена «дело Свифта» спустить на тормозах.

 

«Я идиот…»

На этот же период времени приходится и написание Джонатаном Свифтом «Путешествия в некоторые отдаленные страны света Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а потом капитана нескольких кораблей». Любопытно, что полученная издателем от «неизвестного лица» рукопись «Путешествий Гулливера» была напечатана в 1726 году без имени создателя, однако никто не усомнился в авторстве Свифта.
Успех книги был настолько феноменален, что она в течение года была переиздана более пяти раз. В удивительных и нереальных похождениях Гулливера среди лилипутов и великанов, лапутян и гуигнгнмов читателям предоставлялась возможность найти и жизнерадостную сказочную небылицу, и философскую притчу, и безжалостную сатиру на британский режим и притязания англичан на всемирное превосходство.
Так, лилипуты полагали, что их крохотный король самый всемогущий государь в мире. Конфликтующие партии карликов – высококаблучники и низкокаблучники – удивительно походили на английских тори и вигов, а секты остроконечников и тупоконечников, ведущих нескончаемые дискуссии о том, с какого конца необходимо бить яйцо, служили сатирическим изображением церковного раскола между католиками и протестантами.
В последние годы жизни писателя преследовало нараставшее психическое расстройство, которое после перенесенного в 1742 году инсульта плавно перетекло в апатическое идиотство. 10 лет «отец Гулливера» прожил в моральных и телесных мучениях. «Я идиот! – восклицал он. – Я то, что я есть». 
И хоть он и не потерял до конца рассудок, однако из-за утраты памяти и глухоты лишился способности разговаривать. 19 октября 1745 года великого литератора не стало. И что интересно, значительную часть своего состояния он завещал на строительство больницы для душевнобольных. Госпиталь Святого Патрика для имбецилов, открывшийся в Дублине в 1757 году работает и по сей день, являясь старейшей в Ирландии психиатрической лечебницей.
 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Также вам может быть интересно: